ГЛАВНАЯГАЛЕРЕЯСТАТЬИИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИССЫЛКИО САЙТЕГОСТЕВАЯ КНИГАEnglish


Прогулки по городу

Идешь, бывало, по улице. Фотоаппарат на шее, тяжелый, черт бы его попрал. Или мыльница — может и плохенькая, но легкая, шею не тянет. Думаешь о чем-нибудь, или не думаешь вовсе — по-всякому бывает. А глаза смотрят себе по сторонам сами собой, как бы отдельно от головы. И вроде бы даже не мешают тебе идти, живут отдельной жизнью, только время от времени посылают предупреждающие сигналы: лужа, мол, впереди или ступенька. И реагируешь на них тоже не особо задумываясь.

Но бывают сигналы особого рода. Руки сами собой тянется к фотоаппарату, механически выполняя привычную работу: вынимают его из сумки, включают, снимают крышечку с объектива. А глаза вновь и вновь прочесывают пространство, но уже не так бездумно как раньше, они то и дело сообщают что-то мозгу, а он в свою очередь отдает им — а заодно и всем другим частям тела — все новые и новые приказания. «Шаг назад, чуть-чуть левее. Да нет, идиот, "левее" — это не туда! Вот так, хорошо, теперь присядь. … Не так сильно. Вот, вот, вот, еще секундочку, сейчас вон тот прохожий выйдет из кадра и … Что же он, болван, остановился? Подойди чуть ближе. Нет, черт возьми, все не то. Ну да ладно, не получилось, убирай все на место. Можно идти дальше».

Бывают, конечно, и повезет. И тогда заветный кадр сделан — а может быть даже не один — и ты спешишь домой весь в предвкушении. Получилось ли? Даже если у тебя цифровой фотоаппарат и ты уже оценил кадр на экране, но он слишком маленький и абсолютной уверенности все равно нет. Честно говоря, совсем никакой уверенности. Только сердце, бывает, стучит чуть сильнее обычного, но оно тоже зачастую врет.

Но вот ты дома — теперь можно спокойно посмотреть что получилось. Но ты не торопишься. Дескать, что там дергаться, все нормально, ты ничего особенного и не ждешь, получилось, так получилось, а скорее всего и нет, ну и ладно, какие твои годы, сегодня не получилось — получится завтра, а если и не завтра, то опять-таки не последний день живем, а пока можно глотнуть чайку, а то и …

Наконец, выждав положенное время, ты включаешь компьютер, копируешь фотографии на диск и приступаешь к просмотру. Теперь ты сможешь оценить что получилось. А если, что гораздо чаще, не получилось … ну тогда можно вспомнить, что ты и не ожидал ничего особенного. И сегодня не твой день, ты еще с утра это понял. И что сильно хочется курить, а сигареты как назло кончились.

Ты одеваешься и вновь выходишь из дома. Настроение, прямо сказать, не очень, позитива — никакого, злобно ругаешься про себя на соседнюю дворнягу которая уж больно уныло воет, на приятеля не отдавшего долг, на начальника забывшего повысить тебе зарплату, на президента не наводящего в стране порядок, на лямку оттягивающие плечо.

Эта лямка возвращает тебя к действительности. «Стоп», — говоришь ты себе, — «А это что такое? Я ведь вовсе не собирался брать его с собой. Да и не везет мне сегодня, как, в общем-то, и вчера, только напрасно таскать такую дуру. Все равно — куплю сигарет и домой, вон ветер какой поднялся. Того и гляди дождь пойдет, да и …». И так еще некоторое время ворчишь себе под нос, но уже далеко не так сердито, тем более что глаза — опять-таки отдельно от головы — уже давно принялись за работу …

 

***


Прошу прощения
вас и так много
а тут еще я

Иван Ахметьев

***


Уличная пантомима:
задерживаюсь — настолько,
насколько обычно
глаза встречают глаза.

Тавара Мати (Япония)

***


Я не видел как плачут птицы
но я знаю что слово «осень»
начинается с птичьих слез

Карен Джангиров

Это фотография сделана во время последнего снегопада 2004 года. Я бежал на работу. На площади — где обычно много голубей, торговок семечками и нищих — никого не было. И только этот голубь бродил что-то выискивая. И мне он показался одиноким-одиноким. Но не брошенным — а этаким героем-одиночкой типа Последнего героя Виктора Цоя или Горьковского Буревестника (Пусть сильнее грянет буря!..)

Конечно, это не имеет никакого отношения к действительности — а жаль.

***


Сильнее
воспоминаний о прошлом
только тихая грусть
о несбывшемся

Карен Джангиров

***


Мы зарастаем
городами, годами, дорогами,
победами, бедами и обидами,
всепоглощающим счастьем и тихоцветущей горечью...
Зарастаем равнодушием
сначала к другим, а потом и к самим себе,
и только в самом конце с удивлением замечаем,
что все это время
мы зарастали ветром

Карен Джангиров

***


В бездонных глазах
бездомных бродячих собак
на рассвете прячутся звезды. Днем
собаки их носят во взгляде, а ночью
высыпают обратно
в небо

Карен Джангиров

***


Нету идеи. Как неприкаянно
        от нас отдельно
воет она, потерявши хозяина,
        бродит идея.

Андрей Вознесенский

***


Ах, неприступным, вечным, как скала,
Хотелось бы мне в жизни этой быть!
Но тщетно все....

Яманоэ Окура (Япония, 659-733)

***


Пролетел в вышине одинокий голубь,
Промелькнуло в душе смутное воспоминанье.

Трепетанье крыльев, рассекающих воздух,
Клюв былого, впивающийся в кровоточащее сердце.

Пролетел в вышине одинокий голубь,
Промелькнуло в душе смутное воспоминанье.

Хоригути Даигаку (Япония, 1892-1981)

***


«Все-таки надо
Хоть что-нибудь съесть», —
К реальности
Только в такие минуты
И возвращаюсь.

Амари Хаяси (Япония)

***


В этой жизни меняется всё
кроме самой
жизни

Карен Джангиров

***


Зимняя печаль
В горной деревне.
Травы и даже
Шаги уходящих гостей
Замерзают на глазах.

Минамото-но Мунэюки (Япония, начало Х века)

    Гостевая книга

© Высоков Андрей