ГЛАВНАЯГАЛЕРЕЯСТАТЬИИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИССЫЛКИО САЙТЕГОСТЕВАЯ КНИГАEnglish


2011

14 декабря 1869 года
родился мастер студийного фотопортрета
Моисей Соломонович Наппельбаум


Моисей Соломонович Наппельбаум был по профессии фотограф-художник. Так он сам себя называл. Родился он в Минске и там начал заниматься фотографией. В поисках лучшей жизни он, оставив в Минске семью, уехал в Америку и прожил там несколько лет. Но Америка ему не понравилась, и перед самой войной он вернулся в Минск. Летом 1917 года, когда отменили черту оседлости, он с семьей перебрался в Петроград. Это был крупный, красивый мужчина с волнистыми кудрями и большой черной бородой. Всем своим обликом старался он показать, что он — художник. Он носил просторные бархатные куртки, какие-то пелерины, похожие на старинные плащи, галстуки, завязывавшиеся пышным бантом, береты. Свои фото он ретушировал так, что в них появлялось что-то рембрандтовское. Он, действительно был замечательным мастером портрета... Это был добрый, благожелательный человек, очень трудолюбивый, любящий свое дело, свою семью, искусство и деятелей искусства. Эта любовь к людям искусства и литературы была в нем удивительной чертой, потому что, в сущности, был он человек совсем малограмотный, книг почти не читавший и не только ничего не понимавший в произведениях тех, кого так любил, но и не пытавшийся понять. Свое бескорыстное благоговение перед «художественным» он передал по наследству всем своим детям. Они не мыслили себе никакой другой карьеры, кроме карьеры поэта, писателя, художника...

Николай Чуковский. «Салон Наппельбаумов»

Трудно что-нибудь добавить к этой краткой, но удивительно емкой характеристике. Моисей Соломонович Наппельбаум (1869-1958) действительно был «гением фотопортрета». Лучшие его фотографии прошли проверку временем и оказались в музеях и учебниках по фотоискусству. С его снимков смотрят деятели искусства и люди, творившие историю. Но даже фотопортрет никому не известного человека, выполненный рукой такого мастера как Наппельбаум, может иногда рассказать об ушедшей эпохе больше чем дюжина монографий.

***

Отрывок из книги М.С.Наппельбаума «От ремесла к искусству»

… чтобы создать портрет, схожий с оригиналом, необходимо проникнуть в духовный мир человека, распознать его характер. Но у фотохудожника специфические условия работы — к нему приходят совершенно неизвестные ему люди, встреча с ними длится короткое время. В. Серов месяцами встречался с людьми, которых писал, пристально изучал их. По-разному складываются судьбы человека. Моя, например, деятельность всегда была очень неоднородной. С одной стороны, я работал над портретами вождей революции, руководителей партии и правительства. Само собой разумеется, что о каждом из них у меня были уже представления до съемки, порою не совсем точные, недостаточно полные, не глубокие. Но все же я наблюдал их деятельность, я читал их выступления, знал о них из книг и газет. Так же обстояло дело и с писателями, художниками, актерами. Мне были знакомы произведения литераторов, живописцев, я видел актеров в спектаклях, слушал музыкантов на концертах. Кроме того, со многими из них я был лично знаком. Таким образом, приступая к портрету, мне нужно было лишь проворить, уточнить свои ранее сложившиеся представления о человеке, иногда дополнить их. Другая сторона моей работы состояла в фотографировании заказчиков, которые приходят в фотостудию, — людей посторонних, совершенно мне неизвестных. Ничего о них не знаешь — ни профессии, ни интересов, ни вкусов их, ни темпераментов. Именно эти условия и создают наибольшие трудности для фотографа. Как распознать характер, индивидуальность совершенно незнакомого человека, которого видишь впервые?

Между тем в лице всегда есть определенные приметы ума, интересов, душевного мира человека; их нужно найти, когда он спокойно позирует пород аппаратом. Зачастую признаки характера раскрываются вовсе не в тех чертах и деталях, которые бросаются в глаза с первого взгляда. Они бывают даже невидимыми для неопытного глаза. Мне помогла работа над портретами людей, которых я хорошо знал. Она обогатила мой опыт, мое понимание человеческой психологии. Имея понятие о характере человека, я научился разбираться в приметах его индивидуальности, понимать его выражение лица, делать обобщения на основе своих наблюдений. Обычно заказчик приходит сниматься еще весь погруженный в свои мелкие заботы и текущие дела, — тогда я стремлюсь преодолеть будничность его лица, зная, как мало она может рассказать о человеке по существу. Я ищу в лице то особенности, которые я подметил с первого взгляда, но еще не успел как следует осознать. По движениям человека, по тому, как он садится перед моим аппаратом, я стремлюсь угадать род его деятельности, уровень его интеллекта. Каждое слово, произнесенное в павильоне фотографа, имеет значение: выбор этого слова, манера говорить, тон, жест — все мне рассказывает о человеке. Чтобы создать портрет, я собираю, выявляю наиболее интересные черты, иначе получится обычная, ремесленная фотооткрытка. Нельзя забывать, что лицо человека изменчиво. Я наблюдал перемены в человеческом лице, когда под влиянием переживаний, казалось, изменился весь его строй. Мне приходилось видеть, как, например, под влиянием зависти в прекрасном, добродушном лице отобразилось чувство величайшей злобы: сразу удлинились черты, собрались морщины вокруг глаз, рот стал вдвое тоньше, и глаза изменили выражение. Замечал я, какие разительные перемены производит в лице чувство неожиданной радости. Иногда лицо настолько преображается, что невольно спрашиваешь себя: «Что же такое лицо человека? И где же подлинное сходство? Когда же человек больше всего похож на себя? Когда его лицо исказил припадок гнева? Когда он радушно улыбается, принимая гостей, с любовью смотрит на своего ребенка или когда он внимательно следит за ходом управляемой им машины?» Каждое явление, с которым сталкивается человек, отражается на его лице. И не только на лице, весь организм принимает участие и отзывается на переживания.

Я хотел бы привести такой пример. … Я слежу за молодым художником Н. Андриановым, который пишет мой портрет, вижу как он находится в плену сменяющихся во мне настроений. И я говорю ему: «Не пишите меня сегодня, мое лицо полно будничных забот дня, то, что вы видите, не характерно. Следы забот уходят с лица так же легко, как пришли; они не постоянны на лице». Окончив сеанс, художник бросает кисть, мы подходим друг к другу, разговариваем, затрагивая серьезную тему. Я высказываю свои мысли и вижу, как на его лице появляется растерянность. Я спрашиваю: «Что же, хоть еще раз пиши сызнова?» — «Да, я вас таким не видел», — отвечает художник. Мне, фотографу, это знакомо. Сколько раз, бывало, сделаешь три-четыре снимка человека и, когда он уже прощается, как-то вдруг повернет голову, что-то скажет, у меня мелькнет невольно мысль: «Вот как его следовало снимать!» Бывало, не удержишься, извинишься и попросишь еще раз позировать. Но не только временные настроения отражаются на лице человека. Все пережитое оставляет на нем следы. Прошлое человека, его мысли, взгляды на жизнь, отношение к людям — все, что видят глаза человека и как они видят, все это оставляет свой отпечаток на его лице.

Умеющий — да читает.

   
Анна Ахматова, Максим Горький, Михаил Булгаков и Всеволод Мейерхольд

 

   13 декабря

15 декабря   


    Гостевая книга

© Высоков Андрей



***


Открылся новый раздел:
Поэзия


***

История Фотографии



***


Пьер Молинье


Занявшись фотографией в 60 с лишним лет, Молинье стал одним из основоположников фетишизма 1960-х годов, создав целую серию фотографий и фотомонтажей с использованием обнаженной натуры, а также различных приспособлений, кукол, фаллоимитаторов и тому подобное.


»»»



***


Дирк Брекман


В 1990-х годах Дирк Брекман стал фотографировать ничего не значащие предметы, фактурные поверхности, пустые комнаты, части тела. Изображенное на его фотографиях пространство кажется ничего не значащим, иллюзорным; в то же время оно как будто бы рассказывает историю — не очень понятную, без начала и конца, каждому зрителю свою — но все-таки историю.


»»»



***


Эдуард Бальдю


С фотографией Эдуард Бальдю начал экспериментировать в конце 1840-х годов, когда позитивно-негативный процесс, изобретенный англичанином Фоксом Тальботом, начал распространятся во Франции. И тут его ждал поразительный успех — уже в 1851 году он был известен как один из немногих фотографов, которые сочетали прекрасное техническое исполнение с эстетическим совершенством.


»»»



***


Автором статей
(если не указано противное)
является Высоков Андрей

При использовании материалов
сайта обязательны указание
авторства и активная ссылка на
«http://www.photoisland.net/»