ГЛАВНАЯГАЛЕРЕЯСТАТЬИИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИССЫЛКИО САЙТЕГОСТЕВАЯ КНИГАEnglish


2011

2 июня 1945 года
родился талантливый русский фотограф
Георгий Мстиславович Колосов


О Георгии Мстиславовиче Колосове писать очень трудно. Биография: родился, учился, занялся фотографией, снимает исключительно «моноклем», … — есть фотографы и с более «насыщенной» судьбой. Но это еще полбеды. Совершенно не переводятся на язык слов его фотографии: смотришь — аж дух захватывает, а сказать нечего. Зато они чудесно гармонируют с поэзией, особенно с восточной или с российским белым стихом — хотя это, возможно, мое субъективное восприятие. Отношение Георгия Мстиславовича к фотографии очень необычно, с ним хочется поспорить — с другой стороны, оно как нельзя более подходит к его творчеству. Впрочем, судите сами.

***

Отрывок из беседы Светланы Пожарской с Георгием Мстиславовичем Колосовым:











Светлана Пожарская: А что Вы цените в фотографии более всего?

Георгий Колосов: В фотографии, как и во всем, я ценю подлинность: чем больше я вижу в снимках авторской самости и выдумки, тем они для меня менее интересны. Какие мы сочинители рядом с Творцом? Фотография должна обращаться к натуре, и чем она пристальнее это делает, тем она мне ближе. Когда-то во время своего фотографического неофитства я ценил более всего композицию, выстроенность кадра, визуальную собранность, техническое качество изображения.

Сегодня, когда я разговариваю со студентами, то очень часто вспоминаю слова художника Валентина Серова, непредсказуемого портретиста: «А в конце надо непременно немножко ошибиться».

Светлана Пожарская: Как Вам представляется ближайшее будущее фотоискусства?

Георгий Колосов: Сейчас происходят очень счастливые процессы по отношению к фотографии.

Черно-белая фотография загоняется в угол, занимая в художественном пространстве свою естественную нишу. Во-первых, потому что все прикладное потребил цвет. Во-вторых, появились компьютеры, которые совершенно обесценили монтажные фотофантазии и лабораторные подвиги вроде изогелии.

И это чудесно! Поскольку в такой ситуации наступление дополнительных и очень широких возможностей со стороны новых видов искусств заставляет старое усугублять свой собственный язык и переосмысливать свой статус. Это непременно произойдет и с черно-белой фотографией. Она станет тем, чем и должна быть: фотографией с натуры как одним из видов изобразительного искусства. И чем скорее это произойдет, тем лучше.

Светлана Пожарская: А что такое автор в фотографическом творчестве?

Георгий Колосов: Я могу сказать о своем идеале, но сначала поясню два подхода к этому вопросу: западный и восточный. Когда западные исследователи всерьез взялись за японское искусство, им показалось совершенно диким положение, при котором художник, если виден его авторский стиль, его художественный почерк, считается еще желторотым новичком. И только тогда, когда совсем исчезает всякая самость, о нем можно говорить всерьез.

В европейской культуре полярно противоположная ситуация: если у тебя нет своего стиля, то ты либо никто, либо подражатель, если учуяли, что ты на кого-то хоть чем-то похож. Так вот, для меня в творческой фотографии идеал автора — в восточном подходе, когда фотограф с такой вот смиренной трепетностью исчезает как автор, оставляя на изображении только чудо Божье.

Однако, чтобы так произошло, скажу: он должен быть виртуозным мастером формы, он должен внутренне пройти все стадии классической школы, чтобы затоптать в себе всякую страсть к «отсебятине», любые попытки ломать не свое творение. А самого себя превратить в слепой любящий инструмент.

Поэтому в моем позднем опыте фотография — это «искусство не видеть». Только любить. Любить и радоваться, радоваться самой возможности присутствовать при том таинстве, которое по праву носит имя светопись.

 

   1 июня

3 июня   


    Гостевая книга

© Высоков Андрей



***


Открылся новый раздел:
Поэзия


***

История Фотографии



***


Петер Баш


Петер Баш стал фотографом не совсем по своей воле. Его родители мечтали, чтобы их сын стал американским актером. Однако сильный немецкий акцент Петера заставил их отказаться от мысли устроить его кинематографическую карьеру — вместо этого молодому человеку купили фотоателье в Нью-Йорке.


»»»



***


«Крушение дирижабля Гинденбург»


Такова уж судьба фотожурналиста: несчастье ближнего — а может быть десятков или тысяч ближних — может стать для него моментом истины и источником славы. Так «посчастливилось» малоизвестному нью-йоркскому фотографу Сэму Шейру, ставшему свидетелем посадки дирижабля «Гинденбург».


»»»



***


Тони Фрисселл


Когда Соединенные Штаты вступили во Вторую Мировую Войну Тони Фрисселл решила стать военным фотожурналистом: «Мне осточертело быть фэшн-фотографом и я захотела доказать себе, что смогу быть настоящим репортером», — объясняла она свое решение.


»»»



***


Автором статей
(если не указано противное)
является Высоков Андрей

При использовании материалов
сайта обязательны указание
авторства и активная ссылка на
«http://www.photoisland.net/»