ГЛАВНАЯГАЛЕРЕЯСТАТЬИИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИССЫЛКИО САЙТЕГОСТЕВАЯ КНИГАEnglish


2011

21 ноября 2001 года
умер известный малийский
фотограф Сейду Кейта


В 1991 году французский искусствовед Андре Манин курировал в Нью-Йорке выставку Африканского искусства. На выставке не было ничего необычного, только три фотопортрета привлекли его внимание. И не просто «привлекли внимание», а заинтересовали настолько, что он решил во что бы то ни стало познакомиться с их создателем. Единственное, что было известно Манину — фотографии сделаны в столице Мали городе Бамако в 1950-х годах. Недолго думая, искусствовед отправился в Мали, где нашел уже немолодого, давно ушедшего на пенсию фотографа по имени Сейду Кейта (Seydou Keita,1921-2001).

Кейта, конечно, не ожидал, что его работами заинтересуются представители крупных международных музеев. Он был крайне польщен и передал Андре Манину часть негативов из своей коллекции. С тех пор выставки малийского фотографа регулярно проходят как в Европе, так и в Америке. В 1997 году вышел фотоальбом «Сейду Кейта: Африканский фотограф» («Seydou Keita: An African Photographer»).

***

Сейду Кейта о фотографии и о себе:

Я начал фотографировать в 1945 году в Бамако. Я — самоучка, дядя привез мне камеру 6*9 дюймов из Сенегала и дал деньги на пленку. Вот так все и началось. Я старался как мог — я очень любил фотографию.

Сначала я тренировался на своей семье. Некоторые подходы давали хороший результат, некоторые — плохой. В ателье в первое время все получалось плохо: модели шевелились, да и у меня самого тряслись руки. На фотографиях получались какие-то скелеты. Сильно сказывалось отсутствие опыта. Печатал я в лаборатории Мунтаги — он и научил меня печатать. И если фотография выходила плохо, у меня были проблемы — клиенты сердились, как будто это не они шевелились, когда позировали.

В 1948 году Мунтага сказал, что я уже могу печатать сам. Я делал весь цикл, но только черно-белый. Кто-то уже работал в цвете, но нужно было посылать пленку для обработки во Францию, да и не нравится мне это. Я люблю черно-белую фотографию. В те дни в Бамако было 4 фотографа: Иссуф, Бундиана, Мунтага и я. Позже добавился еще Малик Садайб. Мы все делали портреты, но люди говорили что мои «карточки» самые лучшие. Я на свои фотографии ставил штамп.

В 1949 году я купил новую камеру 5*7 дюймов. Я печатал контактным способом, поэтому 5*7 было лучшим выбором. Я развесил на стенах студии образцы своих работ: мужчины, женщины, по одному или по двое, группы до 6 человек и тому подобное. Клиенты говорили: «Сфотографируй нас вот так», и я фотографировал. Но иногда я менял что-нибудь, если считал, что по-другому получится лучше. В конечном итоге решение принимал именно я — и никогда не ошибался. Все занимало несколько минут, я никогда не использовал более одного негатива. Клиентов было много, по субботам были очереди из всех слоев общества: владельцы магазинов, клерки, даже президент республики однажды пожаловал. Я печатал по ночам и заканчивал к утру, как раз перед тем как клиенты возвращались за своими портретами.

Первый фон который я использовал — покрывало с кровати. Потом я стал менять их раз в два-три года. Поэтому я могу сразу сказать, в какой период был сделан тот или иной снимок. Иногда фон очень подходил к одежде фотографируемых, особенно женщин. Но это чистая удача.

В те дни обычаям уже не следовали так строго как раньше. Горожане одевались на европейский манер, старались следовать парижской моде. Но немногие могли себе это позволить. В студии у меня было несколько европейских костюмов с галстуками, рубашками, туфлями и шляпами, а также аксессуары — авторучки, радиоприемники, телефоны. Многие клиенты пользовались этим.

Женская одежда не сильно изменилась. Западные элементы, скажем юбки, вошли в моду только в конце шестидесятых. Женщины приходили в больших платьях, и мне приходилось потрудиться: чем больше пространства покрывал подол платья, тем счастливее они были. Нужно было уделять особое внимание их драгоценностям, а также рукам — длинные тонкие пальцы считались признаком красоты и элегантности.

Я не встречал ни одного иностранного фотографа. Не видел я и их фотографий — я никуда не выезжал, а у нас не найдешь ни французских ни американских журналов, разве что каталоги Манюфранс.

Я использовал и естественное и искусственное освящение. Некоторые клиенты предпочитали «ночные фотографии», на которых они получались светлее, но мне больше нравилось естественное освещение. Мои фотографии нравились всем, потому что они получались резкими с хорошо организованным фоном и так далее. Все что я могу сказать — у меня получались хорошие фотографии.

Я иногда просматриваю свои старые снимки — они ничуть не изменились, даже краска не потерлась. Я всегда работал одной и той же камерой до 1977 года и храню все негативы: все они у меня, клиенты могут заказать копии. И всех устраивала моя работа, иначе они бы не возвращались.

Если вам нравится моя работа, вы должны сами понять почему. Для себя я знаю, что большинство моих фотографий превосходны — поэтому они вам и нравятся. Я прекратил фотографировать, когда все вокруг захватил цвет. Многим это нравится, а всю работу выполняют машины. Сейчас многие называют себя фотографами, хотя ничего в этом не понимают.

  

 

   20 ноября

22 ноября   


    Гостевая книга

© Высоков Андрей



***


Открылся новый раздел:
Поэзия


***

История Фотографии



***


Космин Бамбут


«Основная способность Космина, как фотографа моды и рекламы, это редко встречающееся умение так подобрать освещение, что объекты наполнятся какой-то сверхъестественной таинственностью», — писал один из рецензентов. А по собственным словам фотографа, он старается работать на пересечении реальности, банальности и простоты.


»»»



***


Кэрол Гузи


«Когда я первый раз печатала фотографию, когда она стала проявляться в лотке — это было ... как будто я родила ребенка», - говорила Кэрол Гузи — трехкратный лауреат Пулицеровской премии, одна из наиболее талантливых и знаменитых фотожурналистов в мире. …


»»»



***


Джон Гудмэн


Джону Гудмэну повезло — он учился у Майнора Уайта, который был не только талантливым фотохудожником, но и, по словам Джона Зарковского, «учителем, критиком … и «матерью семейства» для большого количества фотографов». Уайту тоже повезло с учеником: немногие могли так успешно балансировать между документальной, коммерческой и художественной съемкой — в этом смысле Джон Гудмэн скорее исключение из правил.


»»»



***


Автором статей
(если не указано противное)
является Высоков Андрей

При использовании материалов
сайта обязательны указание
авторства и активная ссылка на
«http://www.photoisland.net/»