ГЛАВНАЯГАЛЕРЕЯСТАТЬИИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИССЫЛКИО САЙТЕГОСТЕВАЯ КНИГАEnglish


2011

22 апреля 1917 года
родился выдающийся мастер отечественной фотографии
Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер


Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — выдающийся фотохудожник и неутомимый путешественник. Пожалуй, трудно найти место на карте нашей страны, где бы он не побывал. И зачастую это труднодоступные районы, куда редко ступает нога человека. Он снимал в горах Кавказа и пустынях Средней Азии, плыл на байдарках по порожистым рекам Саян и взбирался на камчатские вулканы. Вадим Евгеньевич — альпинист, трижды был чемпионом страны по горнолыжному спорту. В 1939 году он первым спустился на лыжах с вершины Эльбруса. Даже сейчас, когда ему без малого 90 лет, он продолжает заниматься любимыми делами: путешествует, катается на горных лыжах и фотографирует.

***

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер о фотографии:



  • Фотоаппаратом у нас в роду умели пользоваться все. Когда мне было 8-10 лет, в семье не считали за труд вставить пластинку и кассету и старым деревянным фотоаппаратом снять своих гостей или родню в праздник. Мы заряжали при красном свете пару кассет стеклянными пластинками, ставили аппарат на штатив, накрывались тряпкой, по матовому стеклу строили «кадр» и тут же шли в комнату проявлять тоже при красном свете. Сушили негатив на улице, потом печатали на дневной аристотипной бумаге, потом макали в фиксаж — и готово. После войны я начал снимать «лейкой» — узкоформатной камерой.

  • Живопись и фотография — совершенно разные вещи, хотя есть и точки соприкосновения. Книга, составленная из фотографий, — большая мозаика, выстраивающаяся в результате в некую картину, создающую определенное состояние. Наснимать видов — нет ничего проще. И в то же время сложнее. Я не снимаю Москву, потому что я ее «не вижу», у меня нет к ней собственного отношения. Да и не хочу я ее снимать. А вот в Псков могу ездить сто раз, пока не сниму его так, как мыслю — таким, каким он мне нравится. Или в Новгород, или в Кижи. Решая такие задачи, приближаешь фотографию к ИСКУССТВУ. Тогда в результате, хотя картинка остается плоской, создается некий объем, образ того или иного города. Рамки плоскости раздвигаются, и рождается состояние — то есть то, что делает фотографию пейзажа искусством.

  • Движение надо все-таки снимать камерой более оперативной. Но я снимаю не узкими камерами, а широкими, 6х7 — «Асахи-Пентакс» и «Мамия РБ-67». А все, что можно делать не спеша, делаю старинной большой камерой: ставлю штатив, накрываюсь тряпкой, и, пока не утрясу кадр, от этого места не отстану. Проявляю сам в ванной. Зачем ехать проявлять куда-то через всю Москву, если можно то же самое сделать дома в любое время суток? Я должен всегда знать, в чем я ошибся, если со съемкой что-то не так. Меня научил этому опыт работы с «Правдой». Однажды я снимал Таллиннскую регату. Мой знакомый Тимир Пинегин, легендарная личность, чемпион Олимпийских игр и мира, дал мне катер, чтобы я мог работать в любых условиях — и в шторм, и в волну. Яхты опрокидывались, погода была чудовищная. Я наснимал такого, что мало кому удавалось. Съемку запороли в «Правде». С тех пор все делаю сам.

  • Я до сих пор, если предоставляется возможность, снимаю этих зверей. Альбом «Беловежская пуща» напечатан с цветных фотографий. Разложил картинки по номерам и отправил вместе с текстом в типографию имени Сталина в Минск. Текст вышел на белорусском и под другой фамилией (кому-то нужна была публикация), но деньги мне заплатили сразу. Отношения с сотрудниками Беловежской пущи у меня до сих пор отличные.

  • Никогда и нигде не работал, не служил. Звучит кощунственно, хотя это не значит, что ничего не делал — наоборот. Просто не числился ни в какой редакции и не сидел на одном месте.

  • Нормально и ни одного кадра в течение дня не снять. Совершенно нормально. Дважды я был на Байкале. Не снял ничего. Тупое пустое небо, отражающееся в озере, выгоревшие летом, никакие склоны, — что там снимать, и кому это нужно? Байкал — объект очень интересный и сложный. Чтобы снять его как следует, там надо жить — искать интересные временные состояния ранней весной или поздней осенью. Когда лед начинает рушиться, и шторма гоняют льдины. Чтобы хорошо прочувствовать любой пейзаж, в нем надо жить какое-то время.

  • Моя голубая мечта — сделать здоровенный альбом «Заповедная Россия», куда вошли бы всякие приметные природные места — Камчатка, Урал, заповедники плюс старое русское искусство, которое еще сохранилось. Сейчас я без конца езжу в Псков, где на берегу реки Великой стоит собор Мирожского монастыря и есть возможность снимать с лесов фрески XII века, которые никто никогда не переписывал. Это, пожалуй, единственные в России фрески такой редкой сохранности, невероятно красивые. Высочайший уровень искусства.

 

   21 апреля

23 апреля   


    Гостевая книга

© Высоков Андрей



***


Открылся новый раздел:
Поэзия


***

История Фотографии



***


«Крушение дирижабля Гинденбург»


Такова уж судьба фотожурналиста: несчастье ближнего — а может быть десятков или тысяч ближних — может стать для него моментом истины и источником славы. Так «посчастливилось» малоизвестному нью-йоркскому фотографу Сэму Шейру, ставшему свидетелем посадки дирижабля «Гинденбург».


»»»



***


Пауль Вольфф


В 1926 году на фотовыставке во Франкфурте-на-Майне Пауль Вольфф получил приз — фотоаппарат Лейку. С этого времени он стал лидером среди немецких фотографов работающих с узким форматом. ...


»»»



***


Карл де Кейзер


Летом 2000 года Карл де Кейзер снимал серию фотографий для книги о российских тюрьмах. «У меня были довольно мрачные представления об этих лагерях», — вспоминал он, — «Я представлял себе все в черно-белом цвете, темные картинки, пытки. Но ...»


»»»



***


Автором статей
(если не указано противное)
является Высоков Андрей

При использовании материалов
сайта обязательны указание
авторства и активная ссылка на
«http://www.photoisland.net/»